«Всегда был вне этой системы»: откровения певца-«хулигана» Михаила Звездинского

«Околдована, очарована…» — эта песня про меня. Ну и про вас, если вы женщина, конечно, тоже. А если мужчина, то «не падайте духом, поручик Голицын!» А! Вы — корнет Оболенский? Тогда «седлайте коня!»

Надо быть очень талантливым человеком, чтобы написать произведения, на которые откликается сердце. Михаилу Звездинскому это удалось. Он начинатель отдельного жанра в искусстве — любимого в России белогвардейского романса. А также автор баллады «Сгорая, плачут свечи», и, конечно, против воли так и поется: «…с ветром в поле когда-то повенчана».

А еще Михаил Звездинский — человек, который первый организовал ночные клубы в СССР, где гуляли и цеховики, и артисты, и поэты, и манекенщицы. Бывала там сама Галина Брежнева со своими кавалерами. Если добавить к этому, что Звездинский — дворянской крови, потомственный каторжанин, а жена его Нона — декабристка, то портрет любимца публики станет более ярким.

О себе, о времени, о белогвардейщине, о шестнадцати годах лагерей за антисоветчину, о том, как «оплавляются свечи на старинный паркет» благодаря Высоцкому, а Пугачева не поет перед грузинскими князьями, и прочих перипетиях судьбы Михаил Звездинский откровенно, как никогда, рассказал «МК».

Читать далее